№ 349188-5 О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних. Внесли депутаты Государственной Думы А.М.Бабаков, Н.В.Герасимова, Е.Б.Мизулина, Н.Н.Карпович, Е.А.Вторыгина, С.П.Горячева, А.В.Кузьмина, Н.А.Останина, С.Ш.Мурзабаева; Член Совета Федерации Л.Б.Нарусова 26 марта 2010 года. Ответственный Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. 1 июня 2011 года принят Государственной Думой во втором чтении.
Версия для печати

Также в разделе:

Законотворческая деятельность

О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних

>>> Текст законопроекта

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

к проекту федерального закона «О внесении изменений
в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних»

1. Предлагаемый проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних», является составной частью пакета законопроектов, подготовленных в рамках «Концепции государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в Российской Федерации и защиты их нравственности».
2. Законопроект подготовлен с учетом замечаний и предложений, высказанных в Официальном отзыве Верховного Суда Российской Федерации и Официальном отзыве Правительства Российской Федерации.
3. Необходимость разработки и принятия настоящего законопроекта вызвана острой потребностью в повышении уровня безопасности детей в Российской Федерации, расширении уголовно-правовых гарантий их защиты от преступлений, связанных с нравственным растлением, сексуальным совращением и сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних.
В этой части российское уголовное законодательство до сих пор признается одним из наиболее либеральных в мире. В нем не в полной мере реализованы требования международного публичного права о приоритетной охране прав и законных интересов ребенка, международные стандарты защиты детей, пострадавших от «грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке», не соблюдаются обязательства государства принимать все необходимые меры (в том числе законодательные) для предотвращения торговли детьми в любых целях и в любой форме, склонения или принуждения детей к любой незаконной сексуальной деятельности, их использования в целях эксплуатации в порнографии и порнографических материалах, предусмотренные статьями 19, 34, 35 Конвенции ООН о правах ребенка. В связи с этим Комитет ООН по правам ребенка в Заключительных замечаниях по итогам рассмотрения третьего периодического доклада Российской Федерации (30.09.2005) рекомендовал России усилить меры по предупреждению и пресечению сексуальной эксплуатации и совращения детей, по обеспечению их правовой защиты от вовлечения в проституцию и порнографию.
4. Внесенные в последние годы в Уголовный кодекс Российской Федерации изменения, в частности, Федеральный закон от 27.07.2009 № 215-ФЗ, хотя и ужесточили по ряду позиций уголовную ответственность за совершение преступлений против несовершеннолетних, однако не решили в полной мере задачи обеспечения государством надлежащей защиты детей от преступлений сексуального характера, а по ряду позиций даже ухудшили их правовое положение. Вместе с тем эти преступления лежат в основе развития криминального секс- и порнобизнеса, связанного с извлечением прибыли за счет растления детей и подростков, вовлекаемых в занятие проституцией, в изготовление порнографических материалов или предметов (ст. 134, 135, 240, 241, 2421 УК РФ), и именно они демонстрируют в последнее десятилетие наиболее неблагоприятную динамику при крайне высоком уровне их латентности.
В 2009 году только по данным официальной статистики в отношении детей, в том числе малолетних, совершено почти 4,5 тысяч ненасильственных половых сношений, актов мужеложства и лесбиянства (статья 134 УК РФ) и более чем 1,5 тысяч развратных действий (статья 135 УК РФ). С 2003 по 2009 гг. число указанных ненасильственных половых преступлений против детей возросло почти в 8 раз (с 749 до 5 926), а по статье 134 Уголовного кодекса Российской Федерации) – в 34,2 раза (со 129 до 4 410). В стране распространяется гомосексуальная педофилия. За последние семь лет число мальчиков, пострадавших от ненасильственного мужеложства, возросло более чем в 21,5 раза (с 63 до 1 354), в 7,6 раза увеличилось число фактов вовлечения детей в занятие проституцией (с 15 до 114).
После принятия Федерального закона от 27.07.2009 № 215-ФЗ статистически зафиксировано омоложение контингента потерпевших от ненасильственных половых преступлений. Так, по статье 134 Уголовного кодекса Российской Федерации (в новой редакции) в 2009 году признаны потерпевшими от якобы «добровольных» половых контактов 83 ребенка до 14-ти лет и 5 детей до 12-ти лет. Совершение таких деяний в отношении малолетних детей, ранее квалифицировалось по статьям 131, 132 УК РФ как изнасилование или насильственные действия сексуального характера в отношении лиц, находящихся в беспомощном состоянии.
Введение Федеральным законом в статьи 134, 135 Уголовного кодекса Российской Федерации квалифицированных составов (части 2 и 3), выделяющих малолетних в возрасте до 14 и 12 лет в качестве потерпевших от ненасильственных половых преступлений, в определенной мере стимулировало снижение на 74,9% (с 3 521 до 885 фактов) числа зарегистрированных в 2009 году насильственных преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и малолетних потерпевших (п. «а» ч. 3, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, п. «а» ч. 3, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ).
Положенный в основу конструкции квалифицированных составов статей 134, 135 УК РФ принцип дифференциации уголовной ответственности в зависимости от возраста потерпевшего ребенка без установления нижней возрастной границы допускает возможность признания «добровольного согласия» на половые сношения и иные сексуальные контакты с взрослыми лицами детей любого возраста, включая младенцев. Такой законодательный подход противоречит принципам международного права, в соответствии с которыми согласие, данное несовершеннолетним, не достигшим установленного законом возраста, недействительно, а половые контакты взрослого лица с таким ребенком приравниваются к сексуальному насилию (Рекомендация Rec (2002)5 Комитета Министров Совета Европы государствам - членам о защите женщин от насилия).
Закрепление в названных нормах такой юридической конструкции не позволяет добиться остро необходимой дифференциации уголовной ответственности за совершение разных по степени общественной опасности видов ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних, ужесточить наказание за наиболее опасные формы (инцестные, коммерческие) и способы их совершения (например, с использованием Интернета). Тем самым игнорируются международные рекомендации, согласно которым законодательством государства должна быть установлена безусловная, неоспоримая презумпция отсутствия согласия ребенка в тех случаях полового контакта взрослого лица с несовершеннолетним, когда он навязан ребенку путём обмана; совершен с использованием его уязвимого или зависимого положения (в том числе с использованием отношений, построенных на привязанности, доверии или подчинении ребенка); совершен членом семьи несовершеннолетнего (Рекомендация Rec (2002)5 Комитета Министров Совета Европы государствам - членам о защите женщин от насилия и пояснительная записка к ней (п. 80). Международное право требует, чтобы дети, независимо от их возраста и состояния в браке, были надлежащим образом защищены от всякого посягательства со стороны членов их семьи. Тем более, что результаты криминологических исследований, свидетельствуют о том, что более 40% случаев развратных действий в отношении детей совершается родителями, опекунами и иными законными представителями, от которых они находятся в наибольшей материальной и психологической зависимости.
Нередко дети становятся жертвами преступных посягательств со стороны взрослых в семьях, детских учреждениях. В 2008 году следователями Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации зарегистрировано 124 сообщения о совершении преступлений в отношении несовершеннолетних сотрудниками образовательных учреждений или при их попустительстве иными лицами. По результатам их рассмотрения возбуждено 61 уголовное дело, в том числе 10 уголовных дел по факту совершения преступлений против половой неприкосновенности и свободы несовершеннолетних сотрудниками образовательных учреждений. Только за 5 месяцев 2009 года зарегистрировано 152 сообщения о совершении преступлений в отношении несовершеннолетних сотрудниками органов и учреждений образования и иными лицами при исполнении сотрудниками образовательных учреждений своих профессиональных обязанностей. По результатам рассмотрения сообщений возбуждено 113 уголовных дел, в том числе 11 уголовных дел о совершении сотрудниками образовательных учреждений половых преступлений в отношении детей.
Анализ причин и условий, способствовавших совершению указанных преступлений, выявил случаи формального подхода к отбору кандидатов на замещение должности. Имеют место факты допуска к работе в образовательных учреждениях лиц, ранее судимых, в том числе за совершение половых преступлений против малолетних, применяющих насилие к детям, что исключает осуществление нормального воспитательного процесса, формирует психотравмирующую для ребенка обстановку.
Таким образом, правоприменительная практика свидетельствует о недостаточности уголовно-правовых мер, ограничивающих доступ судимых за преступления против несовершеннолетних лиц к осуществлению деятельности, связанной с воспитанием детей. Согласно статье 47 Уголовного кодекса Российской Федерации в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, суд может назначить лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет в качестве дополнительного вида наказания. В настоящее время лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного вида наказания за совершение преступлений в отношении несовершеннолетних предусмотрено в статьях 131, 132, 134, 135, 156, 2281, 230, 2421 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Не отвечает интересам защиты детей от сексуального совращения сохранение в статьях 134, 135 и других нормах Уголовного кодекса Российской Федерации признака «заведомости» осознания возраста потерпевшего ребенка. Федеральным законом от 27.07.2009 № 215-ФЗ этот признак обоснованно исключен из статей 131, 132, 2281, 230, 2421 Уголовного кодекса Российской Федерации, но по непонятным причинам оставлен без изменения в ряде других статей о преступлениях в отношении несовершеннолетних. При отсутствии законодательного его определения применительно к несовершеннолетним потерпевшим, а также четких и единообразных официальных разъяснений по этому вопросу высших судебных инстанций сохранение указанного признака в составах преступлений, потерпевшими от которых являются дети, существенно снижает их правовую защищенность, сохраняет возможности для манипулирования законом при решении вопроса о возбуждении или прекращении уголовных дел, создавая тем самым предпосылки для ухода преступников от уголовной ответственности. К тому же такой неоднозначный подход противоречит международным стандартам (Факультативный протокол к Конвенции ООН о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, статья 8) и зарубежному опыту. В уголовном законодательстве США, Франции и др. в случае совершения преступлений против половой неприкосновенности детей вообще не требуется доказывания факта осознания виновным возраста потерпевшего (потерпевшей), в УК Великобритании, Ирландии, Италии и Норвегии добросовестное заблуждение относительно возраста ребенка не является основанием для освобождения от уголовной ответственности, а в соответствии с §226 УК Дании, если преступник действовал по небрежности, не зная о возрасте потерпевшего, назначаемое ему наказание должно быть уменьшено.
Недостаточная защищенность несовершеннолетних от ненасильственных половых преступлений проявляется также в нераспространении на 14-15-летних потерпевших действия частей четвертых статей 134, 135 Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих повышенную уголовную ответственность за совершение таких деяний по предварительному сговору группой лиц либо организованной группой только в отношении малолетних.
В новой редакции указанных статей не учтено, что некоторые действия сексуального характера, квалифицируемые как развратные действия по статье 135 Уголовного кодекса Российской Федерации, имеют такую же высокую степень общественной опасности, как и деяния, предусмотренные статьей 134 Уголовного кодекса Российской Федерации, однако влекут значительно меньшую ответственность, не соответствующую тяжести вреда, причиняемого ими потерпевшим детям.
Этот недостаток обусловлен тем, что название статьи 134 Уголовного кодекса Российской Федерации («Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста») значительно шире ее диспозиции, которая помимо полового сношения включает лишь два вида действий сексуального характера: мужеложство и лесбиянство. В современной следственно-судебной практике под половым сношением понимается совершение полового акта между мужчиной и женщиной, под «иными действиями сексуального характера» - удовлетворение половой потребности любыми другими способами (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 № 11, п. 1). В связи с этим все иные, помимо названных в диспозиции статьи 134 Уголовного кодекса Российской Федерации, ненасильственные и совершенные без использования беспомощного состояния потерпевшего действия сексуального характера, квалифицируются как развратные действия по статье 135 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Серьезные пробелы сохраняются в уголовно-правовом регулировании защиты детей от вовлечения в порнобизнес. За последние годы мировой рынок детской порнографии стал одним из самых прибыльных секторов теневой экономики, принося значительные доходы при относительно небольших вложениях. Анализ статистической отчетности свидетельствуют о крайне тревожной криминальной ситуации в данной сфере. Так, в 2009 году количество зарегистрированных фактов незаконного изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 2421 УК РФ) возросло, по сравнению с 2008 г., на 59,6% (с 223 до 356).
Правоприменительная практика в сфере борьбы с вовлечением и использованием детей в производство и оборот порнографии осложняется тем, что в российском уголовном законодательстве отсутствуют законодательные определения понятий «порнографическая продукция», «материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних» (так называемая «детская порнография»). Вместе с тем, закрепление в национальном законодательстве государств-участников дефиниции термина «детская порнография» рекомендовано Факультативным протоколом № 2 к Конвенции ООН о правах ребенка, касающемся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, Рекомендацией Rec (2001) 16 Комитета Министров Совета Европы относительно защиты детей от сексуальной эксплуатации от 31 октября 2001г. и Европейской конвенцией о правонарушениях в сфере электронной информации 2001г.
В российском законодательстве не криминализировано хранение материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних в личных целях, без цели ее распространения, рекламирования и демонстрации. Вместе с тем такого рода действия стимулируют спрос на детскую порнографию и, соответственно, расширение ее производства. Тем временем, количество преступлений, связанных с изготовлением и распространением «детской порнографии» (ст. 242.1 УК РФ), по данным МВД России с 2004 по 2008 годы выросло в 10,5 раза (с 30 до 356).
Не установлены повышенные меры уголовной ответственности за оборот детской порнографии с использованием сети Интернет и других информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования. Такого рода действия, навсегда запечатлевающие акт растления ребенка и делающие его доступным для многочисленной аудитории пользователей, стимулирующие педофильные наклонности, влекут по действующему законодательству такую же ответственность, как и иные менее опасные способы совершения этого преступления. В то же время все большее число растлителей малолетних используют компьютерные технологии для организации, ведения и пополнения своих порнографических коллекций с образами детей. В 2009 году выявлено 320 фактов изготовления и оборота детской порнографии с использованием информационных технологий, за год число таких преступлений возросло более чем на 70%.
Перечисленные недостатки уголовного законодательства не обеспечивают неотвратимости уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении детей, в том числе вызывающих особый социальный резонанс, причиняющих тяжкий и порой необратимый вред потерпевшим, стимулируют рецидив общественно опасных посягательств на несовершеннолетних, позволяют преступникам избегать заслуженного наказания. Сложившаяся ситуация в данной сфере, несомненно, диктует введение более жесткого и эффективного уголовно-правового механизма обеспечения безопасности несовершеннолетних, их защиты от преступных посягательств, угрожающих национальным интересам государства в сфере духовно-нравственной и демографической безопасности.
Зарубежные страны давно приняли соответствующие поправки в свое законодательство. Ответственность за простое владение детской порнографией предусмотрена уголовным законодательством 55 государств, за совершение преступлений в сфере изготовления, хранения и оборота детской порнографии с помощью компьютерных технологий - в законодательстве 68 государств.
5. В целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних, повышения правовых гарантий защиты физического и психического здоровья детей, охраны их половой неприкосновенности и нравственности, законопроектом предлагается внести в Уголовный кодекс Российской Федерации следующие изменения:
5.1. Дополнить статью 131 Уголовного кодекса примечанием, предусматривающим, что совершение преступления в отношении ребенка, не достигшего возраста двенадцати лет, считается преступлением, совершенным в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии, то есть состоянии, при котором потерпевший в силу своего возраста не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Это будет способствовать более четкому разграничению на практике насильственных и ненасильственных преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и малолетних потерпевших.
5.2. Дифференцировать предусмотренную статьями 134 и 135 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовную ответственность за половое сношение. мужеложство, лесбиянство и развратные действия посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних (не достигших, соответственно, 16-ти и 14-летнего возраста), в зависимости от характера, способа, места совершения преступления, характеристик субъекта посягательства и иных обстоятельств, обусловливающих тяжесть причиняемого потерпевшему вреда. В этих целях предусмотреть повышенную уголовную ответственность за совершение указанных сексуальных посягательств на детей: их родителями или иными специальными субъектами, выполняющими обязанности по воспитанию несовершеннолетнего; одновременно в отношении нескольких потерпевших; в помещении или на территории образовательного учреждения.
5.3. Привести в соответствие с названием диспозицию части 1 статьи 134 Уголовного кодекса Российской Федерации, дополнив ее указанием на иные действия сексуального характера, связанные с сексуальным контактом с потерпевши м (потерпевшей).
5.4. Статью 135 Уголовного кодекса Российской Федерации законопроектом дополнить примечанием, закрепляющим законодательное определение понятия развратных действий, что позволит более четко разграничивать их на практике с иными действиями сексуального хараткреа, ответственность за которые предусматривается предлагаемой новой редакцией статьи 134 Уголовного кодекса Российской Федерации.
5.5. Предусмотреть уголовную ответственность за действия сексуального характера и развратные действия, совершённые по предварительному сговору группой лиц либо организованной группой в отношении 14-15-летних потерпевших.
5.6. Дополнить санкции статей 127.1, 127.2, 133, 240, 241 таким видом дополнительного наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, что будет способствовать решению задачи предупреждения рецидива преступлений в отношении несовершеннолетних.
5.7. В целях обеспечения единого подхода к защите несовершеннолетних от преступлений в законодательных формулировках субъективной стороны составов преступлений, предусмотренных статьями 121, 122, 1271, 1272, 134, 135, 240, 241 Уголовного кодекса Российской Федерации, законопроектом предлагается исключить признак заведомости осознания виновным возраста несовершеннолетнего потерпевшего из указанных норм.
5.8 Законопроектом предусмотрено закрепление в уголовном законодательстве максимально полных и четких определений понятий «порнографические материалы и предметы», «материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних», содержащих критерии их отграничения от смежных понятий.
5.9. Расширить в соответствии с международными стандартами перечень уголовно-наказуемых деяний в сфере сексуальной эксплуатации детей путем установления уголовной ответственности: за незаконное изготовление «детской порнографии» без использования несовершеннолетнего; за хранение, перемещение материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних через Государственную границу Российской Федерации без цели их распространения, публичной демонстрации или рекламирования.
5.10. Выделить в главе 20 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве самостоятельного состава преступления против семьи и несовершеннолетних наиболее опасную разновидность преступлений в сфере изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних – использование конкретного ребенка в качестве модели для изготовления и оборота «детской порнографии», либо участника зрелищного мероприятия порнографического характера. Указанные деяния в качестве видового и непосредственного объектов посягают прежде всего не на публичные интересы общественной нравственности, а на права и законные интересы индивидуально определенных несовершеннолетних пострадавших. Степень общественной опасности таких преступных посягательств несравнима с вредом, причиняемым общественной нравственности в случаях оборота порнографических материалов, изготовленных с использованием рисованных. анимационных или виртуальных образов детей без привлечения в этих целях реально существующих несовершеннолетних моделей.
5.11. В квалифицированных составах статей 135, 242, 2421 Уголовного кодекса Российской Федерации установить повышенную уголовную ответственность за массовые, публичные формы растления детей, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования.
Предлагаемые изменения социально, криминологически и юридически обоснованы и соответствуют международным стандартам в сфере защиты детей от преступности.



Rambler's Top100