Спустя год после начала кризиса можно говорить о тех уроках, которые мы должны усвоить, чтобы Россия смогла сделать рывок в инновационном развитии и закрепить свое место среди лидеров XXI века.
Версия для печати

Прямая речь

Статья Председателя Государственной Думы Бориса Грызлова "На гребне волны или под ней - решать нам! (журнал «Эксперт»)

Спустя год после начала кризиса можно говорить о тех уроках, которые мы должны усвоить, чтобы Россия смогла сделать рывок в инновационном развитии и закрепить свое место среди лидеров XXI века.

В последнее время все чаще приходится слышать: кризис - это шанс. Для России это означает совершенно конкретные задачи перехода к новому этапу развития.

В частности, бренд "съедено в России" пора менять на бренд "сделано в России". Наши промышленные и потребительские товары должны стать всемирно узнаваемыми, а значит - конкурентоспособными. Но добиться этого возможно только в том случае, если мы не окажемся "страной невыученных уроков", которых в кризис проявилось предостаточно.

Итак, урок первый: хозяйство развитых стран по-прежнему подвержено и циклическим, и структурным кризисам, в полном соответствии с законами экономики.

Если кто-то и надеялся, что бурный рост мирового рынка в начале нового века отменил макроэкономическую теорию, то разразившийся кризис продемонстрировал всю беспочвенность таких взглядов. Как корабль, отпущенный в свободное плавание, сам собою не сможет выйти к цели, так и рыночный механизм по-прежнему не в состоянии на "самоподзаводе", без вмешательства государства, бесконечно обеспечивать поступательное и сбалансированное развитие.

Председатель правительства России Владимир Владимирович Путин недавно подчеркнул, что усилившееся в связи с проведением антикризисных мер вмешательство государства в экономику по мере завершения негативных явлений будет сокращаться. Это очевидная необходимость в условиях рыночной экономики. Но это, конечно, не означает, что в итоге все опять будет пущено на самотек.

Опираясь на собственный опыт преодоления кризиса и, безусловно, изучая чужие ошибки, российское государство будет играть большую роль в управлении нашим общим кораблем и будет расставлять маяки, чтобы уберечься от посадки на мель.

Урок второй: системы государственного регулирования монетаристского типа оказались не способны обеспечить финансовую стабильность. Более того, именно из-за провалов ФРС США и других регуляторов стало возможным надувание гигантского финансового пузыря, схлопывание которого стало если не главной причиной, то уж точно спусковым крючком для мирового экономического кризиса.

Уже год назад было понятно, что нынешний кризис - это результат пагубной системы, при которой крупнейшая мировая экономика фактически жила в долг, расплачиваясь за свое безудержное потребление при помощи печатного станка и разнообразных производных финансовых инструментов.

Долговая экономика подобного рода могла до поры до времени кредитовать граждан и могущественные корпорации. Но чем сильнее она развивалась, тем болезненнее потом становились последствия падения.

Иногда кризис называют восстановлением справедливости. Но это очень условная "справедливость", потому что она далась миру слишком дорогой ценой: финансовая нестабильность, спад производства, безработица, кризис пенсионных систем. В результате в эволюции финансовой системы мир сделал, по сути, шаг назад, так как теперь придется искать пути преодоления всепроникающего недоверия к финансовым институтам и инструментам, выстраивать новую мировую финансовую архитектуру.

Кстати, если сравнивать структуру экономики разных стран, то с этой точки зрения Россия оказалась более эффективной. Мы сумели предотвратить острейшие социальные проблемы, которые возникли в период кризиса у других из-за желания жить не по средствам.

Третий урок нам дает экономика Китая, которая оказалась достаточно устойчивой к кризису и продолжает расти даже в условиях спада экспорта.

Поддержка внутреннего спроса и инвестиции обеспечили относительную самостоятельность и высокие темпы развития китайской экономики даже в условиях мирового кризиса. Помимо дешевой рабочей силы здесь есть еще ряд важных моментов. Китайская экономика смогла интегрироваться в мировое хозяйство путем создания свободных экономических зон и широкомасштабного привлечения иностранных инвестиций, политики стимулирования экспорта. При этом Китай умеет дружить на паритетных началах, и как минимум взаимовыгодно.

Китай открыт и всячески "зазывает в гости", но устанавливает свои жесткие правила гостеприимства. Такие же правила, и даже еще более жесткие, устанавливают почти все ведущие экономики.

России тоже нужны инвестиции, но не спекулятивные, как, например, игра на валютном рынке, а инвестиции в реальное производство конкурентоспособной продукции и услуг. Выступая с позиции открытости и защиты прав инвестора, Россия имеет полное право ожидать в ответ реально работающих инвестиций, технологий и опыта. Открытость для инвестиций и широкого взаимовыгодного сотрудничества при соблюдении национальных интересов, поддержка экспорта и стимулирование развития несырьевой, как сказал президент Дмитрий Анатольевич Медведев, "умной" экономики - это те векторы посткризисной траектории, на которые стоит ориентироваться нашей стране.

Другой столп устойчивости в Китае - значительный государственный сектор, достаточно жесткое государственное регулирование экономики и нацеленность общества на экономический и технологический прогресс. В первую очередь - благодаря сохранению достаточно сильной централизованной власти и политической стабильности. Не сравнивая государственное устройство и форму правления наших стран, тем не менее отмечу, что и Россия проводит линию на укрепление государства, на обеспечение социально политической стабильности. Во многом благодаря наличию централизованных ресурсов - той самой "подушки безопасности" - нам удалось избежать макроэкономического коллапса и обеспечивать реальную помощь депрессивным регионам (либо прямо через межбюджетные трансферты, либо косвенно - путем поддержки градообразующих и системообразующих предприятий регионов).

Устойчивая политическая система, активное, но при этом взвешенное и обоснованное государственное регулирование, сплоченная работа законодательной и исполнительной власти позволили России вырабатывать и принимать решения без промедлений. Пакет антикризисных мер был оперативно разработан правительством, обсужден, дополнен и поддержан Государственной думой. Принятые антикризисные меры позволили не допустить разрастания кризиса, и сегодня мы уже предметно говорим о создании основ для устойчивого социально-экономического развития страны в будущем, на этапах посткризисного восстановления.

Здесь мы подходим к четвертому уроку: кризис с новой силой и с новой точки зрения поставил вопрос об экономическом и политическом суверенитете.

Ряд восточноевропейских стран, в том числе страны Прибалтики, проводившие политику по рецептам МВФ с полной либерализацией экономики, допуском иностранного капитала даже в банковский сектор, оказались в тяжелейшем положении в условиях кризиса.

В связи с этим стоит обратить самое пристальное внимание на независимость нашей финансовой системы, которая не должна сдаваться западному капиталу. Ведь на обывательском уровне понятно, что независимость взрослого человека во многом определяется его финансовой самостоятельностью. Так и на государственном уровне сегодня очевидно, что готовность тягаться с мощнейшими зарубежными капиталами определяется зрелостью и развитостью российской банковской системы.

Идеология открытых настежь дверей на поверку оказывается формой продавливания интересов отдельных стран и бизнес-групп. Наша экономика и наша демократия только наши, и мы не можем кроить их по лекалам, которые не только не соответствуют нашим интересам, но еще и оказываются крайне неэффективными.

Пятым уроком следовало бы признать то, что одним из главных критериев эффективности экономики сегодня является ее способность обеспечивать решение социальных задач.

Мы не можем принимать экономические решения без учета социальных последствий. Это в первые постперестроечные годы радикальные либералы позволяли себе острить: кризис - это значит, что, если чего-то на всех не хватает, надо уменьшить количество всех.

Амортизация конкретных последствий кризиса для наших граждан уже сейчас, а не завтра - вот что сегодня определяет эффективность и целесообразность любого экономического решения.

Шестой урок: российская экономика не может и не должна строиться по образцу американской или любой другой экономики. Если двигаться по этому пути, то в лучшем случае мы получим уменьшенную и недоразвитую копию, а в худшем - этакую карикатуру на зарубежные модели.

У России есть собственные конкурентные преимущества - высокий уровень образования, значительный научно-технический потенциал еще советского задела, уникальные и неисчерпаемые природные ресурсы и т. д. Но пока все это остается лишь потенциальными преимуществами, и нам необходимо форсированное развитие научно-технического комплекса: и академической науки, и прикладной, а также опытно конструкторских работ с тем, - чтобы создать мощный интеллектуальный ресурс последующего экономического развития России.

Седьмой урок: экономика, пораженная "голландской болезнью", не может быть ни устойчивой, ни успешной.

И если российская экономика не выйдет в ближайшие годы на многовекторное инновационное развитие, то она может отстать уже навсегда. При этом доходы от реализации сырьевых ресурсов могут существенно облегчить достижение главной стратегической задачи, сформулированной как Стратегия-2020.

Та же Норвегия, которую многие считали образцом грамотного использования нефтегазовых доходов, теперь подсчитывает убытки от вложения средств суверенного фонда в акции ведущих корпораций мира, в том числе американских.

Представляется, что России с ее огромным количеством нерешенных проблем, связанных с неразвитостью инфраструктуры, дорог и аэропортов, телекоммуникационных систем, целесообразно значительную часть таких доходов, "принесенных ветром", впредь вкладывать в собственное экономическое развитие.

В сухом остатке - что мы должны учесть? Развитие финансовой системы должно проходить в фарватере развития экономики реального сектора и неэгоистического взаимодействия всех стран.

Времена веры в безграничные возможности свободного рынка прошли, и в новых условиях необходимы грамотная и консолидированная политика государственного регулирования, конечно же не угнетающая экономику, политическая стабильность и крепкое централизованное управление, что, безусловно, вписывается в идеологию российского консерватизма.

В посткризисный период России нужна суверенная политика, основанная на независимой финансовой системе, поддержании стабильного курса рубля, борьбе с "голландской болезнью" и грамотном использовании нефтяных доходов, развитии "умной" экономики и рачительном использовании главного нашего богатства - потенциала наших граждан.

Усваивая уроки кризиса, нужно проводить и работу над ошибками. Чтобы быть на гребне волны кризиса, а не под ней, нужно думать о том, как избежать их повторения и как обеспечить действительно мощный рывок вперед в инновационном развитии, закрепляющий за Россией место в числе мировых лидеров XXI века.

Осознанно поставив перед собой амбициозные задачи, мы должны понимать, что уже нельзя медлить и нельзя останавливаться, потому что ни у кого не получится перепрыгнуть пропасть в два прыжка.

Председатель Государственной Думы  Борис Грызлов

Журнал "Эксперт" № 40, 19 октября 2009 г.


Rambler's Top100