Секция «Современное государство против терроризма, сепаратизма и ксенофобии», Ярославль, 14 сентября 2009 года
Версия для печати

Прямая речь

Выступление Председателя Государственной Думы Бориса Грызлова на Международной конференции «Современное государство и глобальная безопасность»

Уважаемые коллеги!

Сегодня мы с вами фактически закладываем новую традицию. Создается площадка для обсуждения ключевых вопросов развития. Мир изменяется, должен совершенствоваться и формат нашего с вами общения.

Сегодня здесь, в Ярославле, создана площадка для открытого обсуждения всех внутренних вопросов и вопросов, касающихся мироустройства. Вместе с тем, это и площадка для инициатив.

Что касается основной тематики работы нашего «круглого стола», это вопросы угрозы безопасности государству, и таких угроз много.

XXI век предъявил такую угрозу, как терроризм. И если считать, что 11 сентября 2001 года стало датой или точкой отсчета для мира, то мы понимаем, что в России проблемы с терроризмом начались ещё в 90-х годах. Буквально на днях, к сожалению, мы отмечали печальный юбилей – 10 лет с того дня, когда в сентябре 1999 года были взорваны жилые дома в Москве.

Понятно, что мы обязаны дать жесткий силовой отпор всем проявлениям терроризма. И в России эта борьба ведется непримиримо, на основе законодательства. Мы даем возможность нашим правоохранительным органам, спецслужбам, спецподразделениям противостоять этим новым вызовам.

Сейчас в Государственной Думе появились новые законодательные инициативы, они предложены Президентом России и касаются усиления борьбы с организованной преступностью и терроризмом.

В частности, мы сталкивались с ситуацией коррупционного или криминального давления на участников судебного процесса как раз по уголовным делам о преступлениях террористического и экстремистского характера. В проекте закона есть предложение о возможной передаче этих дел сразу для рассмотрения в Верховный Суд Российской Федерации. О необходимости именно такого подхода Президент говорил на совещании, которое прошло в августе в Ставрополе.

Тогда же было предложено обсудить вопрос о возможном исключении из подсудности судов присяжных тех уголовных дел, которые связаны с привлечением к ответственности участников преступных сообществ и организованных преступных групп. Как показала практика, к сожалению, часто оправдываются – и незаслуженно оправдываются – те обвиняемые, дела которых выносятся в суды.

Я только вчера вечером вернулся из Рима, там проходила встреча руководителей парламентов стран «восьмерки». Один из вопросов, которые мы там обсуждали, касался противодействия наркоугрозе. Я хотел бы несколько подробнее остановиться на этой проблеме. Считаю, ее глобальной, особенно для национальной безопасности России.

В России сегодня зарегистрировано – примерно 500 тысяч наркоманов, около 2,5 миллионов человек – принимают наркотики. Это факт. Фактом является ещё и то, что за год – например, за прошлый 2008 год – погибло 30 тысяч молодых людей. То есть 80 человек в сутки уходят из жизни из-за потребления наркотиков.

Ситуация с борьбой с наркотиками в мире сегодня не эффективна. Для России самым угрожающим регионом является Афганистан. Господин Робертсон упоминал только что это государство. В Афганистане производится 94 процента всех опиатов в мире. И по разным оценкам – они колеблются, – но примерно 30 процентов произведенных опиатов проникают на территорию России.

В 2001 году началась операция Соединенных Штатов в Афганистане. В тот год производство опиатов в Афганистане сократилось в разы, и это стало точкой отсчета. Сегодня мы можем сказать, что по сравнению с 2001 годом количество произведенных опиатов увеличилось в 42 раза. То есть борьба сегодня практически не ведется.

Если брать методы борьбы, то, естественно, проще всего бороться с самими посевами опиумного мака, таких посевов 157 тысяч гектаров. Эта цифра выверенная, космическая разведка позволяет точно получить данные. Есть цифры по производительности, я имею в виду урожайность, и цифры после переработки мака в героин.

Мы понимаем, что сегодня на территории Афганистана находится огромное количество уже произведенного героина. И если брать сегодняшний уровень потребления в России, то на десятки лет вперед этот героин уже произведен.

Борьба с посевами ведётся исключительно механическим способом, то есть уничтожаются посевы режущим инструментом. В прошлом году из 157 тысяч гектаров посевов только восемь тысяч были уничтожены, то есть три с половиной процента. Это ничто. В то время как, например, в Колумбии борьба ведется при помощи самолетов – опыляются посевы коки, которая является основой получения кокаина. Там за год уничтожено 230 тысяч гектаров. То есть, если применять такие методы, то можно было бы уничтожить все посевы опиумного мака в Афганистане за один год.

Что же мешает сегодня применению таких методов? Непонятно, по какой причине Организация Объединенных Наций до сих пор не приняла решение о повышении уровня угрозы распространения наркотиков с территории Афганистана до уровня угрозы миру и международной безопасности – есть такой официальный термин. Если бы это было сделано, то в соответствии с главой 7 Устава Организации Объединенных Наций появилась бы прямая возможность уничтожения посевов любыми методами, уничтожения инфраструктуры получения героина из сырья, и тогда этот мандат можно было бы передать тем международным силам безопасности, которые сегодня находятся в Афганистане.

Непонятно, почему такое решение не принимается и как бы в пику поднята проблема пиратов в районе Сомали. Эта проблема выведена на уровень угрозы мира и международной безопасности, в то время как количество жертв от пиратских набегов составляет сегодня несколько десятков человек. В то же время в Совете безопасности ООН есть цифры погибших от применения наркотиков с территории Афганистана. Это 16 миллионов человек – вот разница.

Российская делегация будет вносить предложение по резолюции. И я просил вчера спикеров «восьмерки» поддержать мнение российской делегации, которое мы будем излагать в Нью-Йорке. Также я считаю, что нужно устанавливать более тесную координацию между НАТО и ОДКБ в борьбе с афганским наркотрафиком.

Хотел бы обсудить ещё одну проблему государственной безопасности – вопросы, касающиеся регулирования миграции. Понятно, что эти проблемы есть у многих государств, Россия тоже относится к числу стран, которые являются «лакомым куском». Что касается территории бывшего Советского Союза, то Таджикистан, Грузия, Азербайджан – вот те страны, которые направляют в Россию наибольшее количество мигрантов. В Москве их количество превышает два миллиона, а в целом в России постоянно находятся около 12 миллионов. Из них только граждане Грузии, которые приезжают в Москву с целью заработать на нашем рынке, зарабатывают столько – это можно проверить через почтовые отправления, через банковские переводы, – что составляет примерно уровень годового бюджета Грузии. Вот наша площадка, которая предоставляется другим странам. 

Понятно, что эти вопросы приводят к всевозможным столкновениям на межнациональной почве, на почве криминального раздела рынков, получения доходов. И ясно, что мы вынуждены принимать законы, которые регулируют эту деятельность, поддерживают более или менее приличное соотношение на рынке труда. Думаю, что важно сегодня и то, что наша Федеральная миграционная служба приняла решение о создании центра содействия трудовым мигрантам, в том числе в оформлении документов. Сейчас первое такое учреждение создано.

Результативность противостояния терроризму, сепаратизму, ксенофобии определяется общим уровнем устойчивости государственной власти. Мы приняли ряд решений в Государственной Думе четвёртого и пятого созывов, которые поддерживали инициативы Президента по укреплению  политической системы в нашей стране. Если мы вспомним события в Беслане, то именно после этих событий были приняты законы о новом порядке замещения должности губернатора, о переходе на пропорциональную систему выборов в Государственной Думе, о формировании Общественной палаты Российской Федерации. Сейчас жизнь показала, что принятие тех законов было своевременно.

Если анализировать демократический опыт России, то мы видим, что этот опыт является национальным. Он не копирует какие-либо другие схемы становления демократии в других странах. На протяжении многих веков в нашей стране рядом друг с другом жили люди разных национальностей, разных вероисповеданий.

Россия насчитывает более тысячи лет своей истории. И за это время и с запада, и с востока были всевозможные набеги. Мы защищали свою независимость. И сегодня можем с гордостью говорить о том, что Россия – государство, в котором находится 180 народов, которые говорят на 230 языках. Но у нас есть один общий национальный язык – русский. У нас есть крепкое государство.

Rambler's Top100