В последнее время значительно активизировалась общественная дискуссия о ситуации на молочном рынке и – шире – о развитии всей отрасли. Это, безусловно, хорошо: данная тема действительно достойна самого пристального внимания.
Версия для печати

Прямая речь

Статья Председателя Государственной Думы Бориса Грызлова "К вопросу о молочных реках" (газета "Сельская жизнь")

В последнее время значительно активизировалась общественная дискуссия о ситуации на молочном рынке и – шире – о развитии всей отрасли. Это, безусловно, хорошо: данная тема действительно достойна самого пристального внимания.

Недавние вынужденные ограничения на поставку из Белоруссии молочных продуктов, очевидно связанные с необходимостью исполнять требования принятого нами техрегламента, стали дополнительным поводом для обсуждения проблем и отечественного производства молока.

Ведь ситуация здесь, несмотря на существующий в отечественном животноводстве прогресс (его нельзя отрицать), остается сложной.

Простое сравнение. В прошлом, не самом благоприятном для российской экономики, году производство продукции сельского хозяйства выросло в нашей стране приблизительно на 10%. Это замечательный результат, во многом обусловленный реализацией национального проекта и, в целом, поддержкой отрасли. В 2008 году ее объемы составили 116 млрд. рублей (а в нынешнем году они увеличатся до приблизительно 192 млрд. рублей).

Росло и производство молока. Но темпы здесь, увы, сразу на порядок скромнее: увеличение производства составило всего 1,1%.

При этом данный сектор не был обделен вниманием государства. За три года из бюджетов различных уровней только на поддержку племенного животноводства было направлено 45 млрд. рублей.

В чем причина столь низких темпов роста молочного сектора? На первый взгляд, это может показаться неожиданным, но в значительной степени она состоит в том, что потребитель многие годы был фактически лишен возможности выбирать между действительно натуральным молоком и напитком, произведенным из порошка.

Помимо прочего, данный факт включает в себя и вполне конкретное экономическое измерение. Имея возможность «превращать» порошок в «молоко», переработчики завезли в прошлом году огромные объемы сухого молока по цене, соответствовавшей 5 рублям за литр. В итоге закупочные цены на отечественное молоко также резко упали, фактически – рухнули до 5-10 рублей за литр.

Между тем, по оценкам специалистов, на новой современной ферме, которая вынуждена «с нуля» закупать скот, корма, технику, оплачивать кредиты, уровень окупаемости составляет порядка 16-17 рублей за литр высококачественного молока. Снижение закупочных цен ниже этого уровня и является тем самым фактором, который сдерживает развитие отрасли и внедрение современных технологий.

Всего же за календарный год сельхозпроизводители России потеряли более трети цены: она снизилась с 15-16 рублей до 10 - 11 рублей за литр (а для малых производителей – и вовсе до 6-8 рублей). Результат – повальные убытки сельхозпроизводителей.

Хуже всего то, что снижение закупочных цен никоим образом не улучшает положение потребителей. Ведь покупать молоко в магазине им приходится по ценам куда более высоким, чем уровень окупаемости хозяйств.

Стремление переработчиков «разводить молоко» из порошка, а торговли – продавать именно его, понятно: такой продукт обходится им значительно дешевле. Очевидно и то, что у них есть реальная возможность навязывать поставщикам свою волю. Молочный рынок имеет высокую концентрацию. По экспертным оценкам, почти половину (43,7%) всего его объема в 24 крупнейших городах занимают всего две крупные компании. А, например, в столице их доля заметно превышает половину.

Однако такая ситуация не должна определять качество жизни десятков миллионов людей: как тех, кто эти продукты потребляет, так и тех, кто их производит. Ведь на селе живет 40 миллионов россиян. И их заработки – это не только их личная забота. В конце концов, от того, получит крестьянин за произведенное молоко 7 или 17 рублей, зависит, купит ли он новый ВАЗ или УАЗ, его хозяйство – комбайн, село – трубы для водопровода, и тысячи других вещей: все то, что производит остальная экономика.

Решение проблемы очевидно. Требуется самым настойчивым образом вводить в действие меры, направленные на обеспечение населения натуральным молоком. И центральную роль здесь играет принятый технический регламент. Люди должны иметь возможность покупать именно молоко – и тогда многие, убежден, ей воспользуются. При этом государство, реализуя меры социально-экономической политики, повышая доходы населения и сокращая бедность, стремилось и будет стремиться к тому, чтобы возможность купить натуральное молоко имели все слои населения.

Более того: опыт внедрения технического регламента по молочной продукции должен быть в полной мере использован при разработке аналогичных документов, касающихся других секторов продовольственного рынка. В первую очередь речь идет о мясе и мясной продукции.

Это не означает, что нельзя обсуждать возможность внесения в принятый техрегламент изменений. Например, по некоторым параметрам там были установлены нормы, существенно более жесткие, чем строгие нормативы ЕС. В итоге даже многие современные отечественные фермы, производящие молоко евросорта, оказались производителями всего лишь 1 сорта и потеряли в цене. В такого рода вопросах, возможно, имеет смысл проанализировать: не пытаемся ли мы «бежать вперед паровоза». Но радикально снижать планку качества, отступая в принципиальных вопросах, нельзя. В конце концов, ребенок должен иметь возможность выпить стакан молока, а не того «напитка», который разлил в молочные пакеты «добрый дядя», ловко сэкономивший на закупках.

Требуется также обеспечить эффективность механизмов, защищающих внутренний рынок сухого молока. Речь, в частности, идет о ввозных пошлинах и государственных закупочных и товарных интервенциях. Ценовые колебания здесь не должны снижать стимулы к росту производства натурального молока.

Нужно, наконец, вернуться и к вопросу о торговле, ее наценках и правилах. По экспертным оценкам, маржа между отпускной ценой заводов и ценой молочных товаров на полке магазинов достигает 50%, а то и более. Такая наценка, в свою очередь, подталкивает переработчиков в еще большей степени давить на поставщиков, дабы обеспечить себе более высокий уровень прибыльности. Это – более чем достаточная иллюстрация того факта, что необходимо сформировать справедливую торговую политику и создать соответствующую нормативную базу.

В конечном счете, предстоит создать на молочном рынке такие правила игры, которые поставят производителей и переработчиков в равные условия и позволят определить своего рода долгосрочную «формулу цены»: цены, позволяющей хозяйствам обеспечить должный уровень рентабельности, а следовательно – внедрение новых технологий, рост производства и качества продукции, и в итоге – ее доступность для миллионов российских граждан.

 

Газета «Сельская жизнь», № 61, 06.08.2009 г


Rambler's Top100