Интервью корреспонденту газеты «Известия»
Версия для печати

Прямая речь

Нужно, чтобы участковый Анискин вернулся

Прошло два месяца с того дня, как Владимир Путин произвел кад­ровые назначения в силовом блоке. Тогда больше всего удивило назна­чение лидера фракции «Единство» Бориса Грызлова министром внутрен­них дел. Все это время Грызлов не давал интервью и не выступал на пресс-конференциях. «Хочет сначала разобраться в обстановке», — гово­рили в его окружении. Свое первое интервью в должности главы МВД Борис Грызлов дал обозревателю «Известий» Александру Садчикову.

 

- Борис Вячеславович, от Вашего «политического» назначения все ожидали серьезных реформ МВД, но пока о них мы ничего не слышали. Что происходит в министерстве?

 

- Поспешные реформы недопустимы, а тем более в таком мини­стерстве, как МВД. Только после двух месяцев работы я решил для себя, что готов сформулировать собственные предложения. Все они на­правлены на то, чтобы сделать систему органов МВД более эффектив­ной. Думаю, что в ближайшие десять дней появится Указ Президента по реформированию МВД, а вслед за ним - постановления Правитель­ства и приказы на этот счет. Так что изменения будут, и существенные.

 

- И какой же станет новая структура МВД?

 

- Во-первых, будут устранены необоснованная разобщенность, с одной стороны, и дублирование структур, с другой, которые в нашей большой системе имели место. Так, в системе управления территори­альными органами до сих пор были три вертикали: министерство — МВД - УВД субъектов Федерации, ГУБОП - РУБОПы, Комитет феде­ральной криминальной милиции МВД - службы криминальной мили­ции в регионах. Теперь на территории субъекта Федерации останется один руководитель - начальник УВД. Ему будут даны широкие полно­мочия, но вместе с ними и вся ответственность за положение дел. Это решение было принято после неоднократных выездов в регионы, где я встречался с руководителями МВД - УВД субъектов Федерации, руководителями исполнительной власти.

 

Во-вторых, в рамках министерства будут созданы службы, которые объединят подразделения по функциональному принципу. Например, Служба криминальной милиции, Служба общественной безопасности, Служба тыла. Возглавят такие службы руководители в ранге замминистра. Это позволит сконцентрировать усилия министерства на ключевых направлениях борьбы с преступностью.

 

В-третьих, будут разграничены полномочия между центром и объек­тами управления на местах. Возникла необходимость создать еще одно звено МВД на уровне федеральных округов. В ближайшее время будут созданы семь главных управлений МВД по округам. Мы должны здесь идти в ногу со временем.

 

- Как будут строиться отношения в четырехугольнике «МВД - началь­ник УВД - полпред - губернатор»?

 

- Руководители Главных управлений МВД по федеральным округам будут назначаться Указами Президента и подчиняться лично мне.

 

Что касается отношений с губернаторами. Недавно Госдума приня­ла закон, по которому впредь не требуется согласования кандидатуры начальника регионального УВД с руководителем субъекта Федерации. Скоро закон вступит в силу. С другой стороны, следует сохранить влия­ние губернаторов на подразделения милиции общественной безопасно­сти — без взаимодействия с органами власти обеспечить ту же борьбу с уличной преступностью одной милиции трудно.

 

- Хорошо. А чем вот эти структурные изменения обернутся для рядово­го гражданина? Будет он больше защищен милицией?

 

- Это самый важный вопрос. Милиция как раз и служит для того, чтобы защищать гражданина. Возвращение доверия граждан к мили­ции - задача политическая. Надо сосредоточить основные усилия МВД именно на обеспечении общественной безопасности, защите институ­тов гражданского общества и собственности, повышении обществен­ной поддержки органов правопорядка. Нужен прозрачный бюджет МВД, чтобы люди знали, куда тратятся их налоги в системе правоохраны. Общественная безопасность — не узковедомственная задача, а об­щенациональная цель. Необходима концепция общественной безопас­ности, которая и станет основой для деятельности милиции.

 

Другая важная составляющая реформ МВД - профилактика преступ­ности, которая в последние годы незаслуженно забыта. Мне кажется, нуж­но направлять усилия не только на осуществление принципа неотвратимо­сти наказания, но и на предупреждение возможных преступлений. Поэтому необходимо усилить подразделения общественной безопасности - патрульно-постовые службы, систему участковых уполномоченных. В марте был подписан приказ, по которому участковые по званиям и должностям при­равнены к оперативным работникам. Мы привыкли к американским кино­фильмам, в которых воспринимаем образ шерифа как защитника обижен­ных граждан, и совсем уже забыли, что когда-то у нас был такой свой киногерой - участковый Анискин. К этому человеку шли со всеми своими бедами - он всегда поможет.

 

- Не секрет, что милиция часто ассоциируется с такими негативными явлениями, как взятки и произвол. Как будете искоренять коррупцию и бес­предел в органах?

 

- Коррупция, как иногда говорят, это «совместное предприятие», в ней участвуют две стороны. Почва для злоупотребления своим служебным положением у сотрудников МВД появляется не сама по себе, есть люди, которые провоцируют их на эти нарушения. Основа для коррупции хоро­шо известна — тяжелая экономическая ситуация, неконтролируемый обо­рот крупных денежных сумм в «теневой» экономике плюс низкий уровень материального обеспечения органов внутренних дел. Повысим зарплату милиционерам — появится дополнительная возможность для ужесточения кадровой политики. Сейчас ведь отток сотрудников из органов внутрен­них дел превышает их приток. Важный шаг в этом направлении будет сде­лан в следующем году, с 1 июля 2002 года сотрудникам МВД планируется приравнять оклады к госслужащим. Безусловно, коррупцию надо искоре­нять. Первым моим кадровым назначением в МВД после замены замести­телей министра стало назначение нового начальника Управления соб­ственной безопасности МВД. Поверьте, это управление работает. Но это внутри министерства. А с коррупцией в не меньшей мере бороться надо и за пределами МВД. И это одна из наших главных задач.

 

— А какова общая ситуация с преступностью, насколько милицейская статистика соответствует реальному положению вещей?

 

— Есть много показателей, которые характеризуют деятельность МВД и уровень преступности в стране. Хочу обратить внимание: некото­рые показатели не соответствуют своему предназначению. К примеру, количество зарегистрированных заявлений граждан. Если этот показа­тель растет, то до сих пор считалось, что милиция работает плохо. Позво­лю поспорить. Ведь чем больше заявлений, с которыми граждане идут именно в милицию, тем выше доверие к нашему министерству. Дальше. Что касается количества зарегистрированных преступлений. Выше их число — и вывод тот же: уровень преступности растет, милиция работает хуже. Но если больше выявляют преступлений, например, Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков или по борьбе с экономи­ческими преступлениями — значит, реально милиция работает лучше. По первым четырем месяцам 2001 года мы видим рост зарегистрированных преступлений на 4,5 % по сравнению с аналогичным периодом прошло­го года. Но еще раз хочу сказать: в какой-то мере здесь есть и показатели, которые говорят об улучшении работы.

 

В июне мы проведем «круглый стол» ученых и практиков, депутатов и представителей общественности. Мы должны прийти к более объек­тивным показателям, которые реально будут характеризовать эффектив­ность деятельности нашего министерства.

 

— По-вашему, какой должна быть судебная реформа и чем она обер­нется для милиции?

 

— Если вы спрашиваете о создании единого следственного органа, то подобная служба должна быть создана. Если мы создадим Федераль­ную службу расследования, то главное ее преимущество будет в том, что следователи ФСР получат возможность абсолютно независимо оцени­вать доказательства, собранные как раз и МВД, и ФСБ, и прокуратурой, и ФСНП. Однако переход к созданию такой службы возможен только после проведения собственно судебной реформы — изменения статуса судей, создания условий для работы. Только после того, как суды будут реформированы, можно говорить о создании единой службы расследо­вания. По моим прогнозам на это уйдет минимум два года. Как судебная реформа скажется на милиции? Прежде всего, следовало бы изменить порядок расследования нетяжких преступлений. Много случаев, когда по таким преступлениям и подозреваемый сознался, и прокурор и адво­кат согласны с выводами следствия, а оно тянется и тянется. Надо бы в подобных случаях ограничиваться процедурой дознания и тотчас пере­давать дело в суд.

 

— Когда удастся решить все спорные проблемы вокруг начальника ГУВД Москвы?

 

— Сейчас я изучаю эффективность деятельности ГУВД в Москве. Есть успехи, но есть и определенные недоработки. Это относится и к рас­крываемости преступлений, и к обеспечению общественной безопасно­сти. Вопрос о начальнике ГУВД столицы в ближайшее время будет ре­шен. Критерий выбора только один — повышение эффективности ГУВД Москвы.

 

— Военные говорят, что войсковая операция в Чечне завершена. Когда МВД завершит, если можно так сказать, «милицейскую» часть операции?

 

— Для нас проведение контртеррористической операции в Чеченс­кой Республике болевая точка. В составе объединенной группировки силы МВД составляют более половины по численности. По окончании «войсковой части» контртеррористической операции центр тяжести пе­реместился в сторону ФСБ, которая проводит спецоперации по уничто­жению бандформирований. МВД в них участвует. Кроме того, на внут­ренние войска возложена задача по охране автодорог. Но самое важное — это наша работа по обеспечению перехода к мирной жизни. По линии МВД организовано 80 поселковых отделений милиции. Важно, что к этой работе мы привлекаем местных жителей, которым сами чеченцы больше доверяют. Сегодня в органах МВД Чеченской Республики рабо­тает более 6 тысяч человек. «Милицейская» часть операции в ее нынеш­нем виде, очевидно, будет завершена, когда с соблюдением правопоряд­ка республика сможет справляться силами МВД Чечни.

 

— После Вашего назначения скептики говорили: в МВД пришел «чу­жак», который не приживется в мощной корпоративной среде. За два меся­ца работы вы разобрались в ведомственных делах?

 

— Любая корпоративная среда состоит из живых людей. Чужим сре­ди людей я как-то никогда себя не чувствовал, думаю, что я уже вошел в жизнь МВД. Иногда даже кажется, что работаю здесь уже давным-давно. Раньше «силовые» министерства фактически направляли своих предста­вителей в Правительство. Теперь ситуация изменилась ровно наоборот. Президент назначает своего представителя в силовые министерства. Да, конфликты могут быть, но ведь органы МВД призваны защищать граж­дан, а не самих себя от граждан.

 

— Какова главная задача МВД сегодня?

 

- В результате всех реформ хотелось бы прийти к тому, чтобы граж­дане не боялись человека в форме, а сами приходили в милицию за по­мощью. Можно вспомнить старый лозунг: «Моя милиция меня бере­жет!». Если нам удастся восстановить доверие к человеку в милицейской форме, то будем считать, что реформы удались.

 

Александр Садчиков


Rambler's Top100