На вопросы редакции газеты "Санкт-Петербургские ведомости" отвечает председатель Госдумы, председатель партии «Единая Россия» Борис Грызлов
Версия для печати

Прямая речь

«Мы не претендуем на монополию». Борис Грызлов ответил на вопросы редакции газеты "Санкт-Петербургские ведомости"

— Борис Вячеславович, не только простые граждане, но и наши СМИ часто полностью идентифицируют партию «Единая Россия» с одноименной фракцией в Госдуме. Насколько это правильно?
— Это абсолютно правильно, так как важнейшим направлением деятельности любой парламентской партии является работа в парламенте. Не все депутаты фракции являются членами партии, но это не является препятствием для единства позиций по основным вопросам законодательной работы.

— Как лично вы относитесь к тому, что «Единую Россию» нередко, в том числе и сами ее члены, называют правящей партией? Не вызывает ли это у вас некие щекотливые воспоминания?
— Нет, не вызывает никаких, тем более щекотливых воспоминаний. Если вы имеете в виду какие-то параллели с КПСС, то их попросту нет. Мы не претендуем на то, чтобы быть монопольной, руководящей и направляющей партией. Мы хотим быть правящей партией по мандату избирателей и добиваться этого статуса в конкурентной борьбе с другими политическими силами. Что касается словосочетания «правящая партия», то мы — партия парламентского большинства, в наших рядах более двух третей глав субъектов. Мы — ведущая политическая сила страны. Называть ли нашу партию «правящей» — дело вкуса.

— Критики «Единой России» утверждают, что она представляет собой партию отечественной бюрократии. Что вы могли бы сказать по этому поводу?
— Ни в составе партийцев, ни в составе руководящих органов чиновники не составляют большинства. Особенность любой крупной современной партии в любой стране состоит в том, что удельный вес управленцев, лиц, принимающих решения, в них выше, чем в среднем среди населения, но это не означает бюрократического характера партии. Наоборот, наша партия все более является механизмом сдерживания бюрократии, направления ее деятельности на решение реальных проблем общества.

— Сейчас много говорят о деидеологизации нашего общества. А в чем суть идеологии «Единой России»?
— Деидеологизация или идеологизация — оценочные понятия, и каждый «оценщик» может вкладывать в них какой-то свой смысл. В целом общество стало прагматичнее, и наша партия всегда разделяла этот подход. Наша идеология состоит в общем для наших членов и сторонников понимании целей, стоящих перед страной, и способов их достижения, в поддержке курса президента, способствующего достижению этих целей. В общем и целом главная цель — сильная, единая, безопасная и комфортная для жизни ее граждан страна, уважаемая в мире, страна, где патриотизм — естественное настроение живущих в ней людей.

— Судя по социологическим опросам, многих россиян не устраивает нынешняя социально-экономическая ситуация в стране. А что в этом плане не устраивает «Единую Россию»?
— Мы уже шестой год живем в условиях экономического роста и роста достатка большинства людей. Не устраивают нас темпы этого роста, медленное обновление основных фондов в производстве, недостаточно быстрое развитие инфраструктуры и то, что еще очень многие люди в стране не получают в полной мере отдачу от своего труда. В этом виновато не только государство, но мы констатируем, что оно еще не все сделало для создания общества равных возможностей. У нас есть депрессивные территории, депрессивные отрасли и за этим — судьбы миллионов людей, мы не заняли пока устраивающее нас место в мировой экономике. Вот над этим всем мы и должны работать.

— Совсем недавно сопредседатель высшего совета вашей партии Сергей Шойгу призвал прессу почаще оппонировать «единороссам». Что стоит за этим призывом? И как узнают оппоненты о том, что их услышали?
— Конечно, надо оппонировать, причем предметно и аргументированно, а не по принципу «нам не нравится все, что вы делаете». Мы готовы корректировать свои решения, когда слышим разумную критику. Примеров этому масса. Взять хотя бы получивший большой резонанс процесс принятия закона о деятельности некоммерческих организаций. Мы приняли множество поправок и не стали «проламывать» принятый в первом чтении текст. И это не исключение, это стиль, единственно возможный в парламентской законотворческой работе, в политике вообще.

— Борис Вячеславович, этот вопрос мы задаем всем лидерам партий: что в «Единой России» думают о Стабилизационном фонде? Должно ли правительство сидеть на нем как собака на сене?
— Знаете, в вашем вопросе уже заложены некие утверждения и оценки. Думаю, что в столь непростом вопросе любые метафоры не совсем подходят. Есть задачи финансирования экономики и инфраструктуры, подъема зарплат учителям, врачам, военными и другим бюджетникам. Но есть и проблема борьбы с инфляцией, которая возникает при быстром росте предложения денег, при их «вбросе» в экономику, при неплавном росте расходов государства. Поэтому наличие Стабфонда — безусловное благо, создающее бюджетную и макроэкономическую устойчивость. Мы должны использовать Стабфонд для развития страны. Но делать это будем осторожно, в соответствии с хорошо обоснованными приоритетами. Эти приоритеты заложены в нашей предвыборной программе, в решениях прошедшего в ноябре съезда. И мы будем эти решения выполнять.
 
Газета "Санкт-Петербургские ведомости"

Rambler's Top100