Cпецвыпуск газеты «Единая Россия» к VI съезда партии
Версия для печати

Прямая речь

Интервью Председателя партии "Единая Россия", Председателя Государственной Думы Бориса Грызлова газете «Единая Россия»

Борис Вячеславович, с предыдущего, Пятого, съезда прошел ровно год, который был для "Единой России", как и для всей страны, очень непростым. Что в активе? Какие задачи в политической, экономической, социальной сферах удалось решить?

Мы занимались реализацией программных задач нашей партии через законотворческий процесс - как в Государственной Думе, так и в региональных законодательных собраниях. Бюджет 2006 года впервые стал бюджетом развития, фракция "Единая Россия" добилась пересмотра его макроэкономических показатели в сторону увеличения. В бюджете впервые появился Инвестиционный фонд, прописанный отдельной строкой. Приняты важнейшие законы - об особых экономических зонах, о концессионных соглашениях, об усилении государственного контроля в сфере оборота алкогольной продукции, о Всероссийской сельскохозяйственной переписи.

Дума последовательно принимает такие решения, чтобы каждый мог почувствовать, что его положение улучшилось: введен облегченный порядок перехода на единый сельхозналог, сформирована законодательная основа рынка доступного жилья, открывающая дорогу ипотечному кредитованию и строительству нового жилья, повышаются минимальный размер оплаты труда, размеры детских пособий. Особо хочу отметить, что Дума отменила налог на наследование и либерализовала налог на дарение – это очень важно для миллионов людей.

 

В текущем году "Единая Россия" подвергалась, как никогда, жесткой критике, в частности, в связи с реализацией закона о монетизации льгот, политическими реформами. Что Вы можете сказать об уроках-2005?

Сегодня можно уверенно говорить о том, что общество, "распробовав" 122-ой закон, приняло его - это показывают социологические замеры. Если бы этот закон был плох, изменения общественного настроения не произошло бы, ведь он затрагивает миллионы людей – если так можно выразиться, в ежедневном режиме. Закон был нужен и своевременен. Большинство из тех, кого он коснулся, имело "теоретические" льготы – то есть, льготы, которыми невозможно было воспользоваться. Реально пользовалось этими льготами меньшинство. "Монетизированы" же эти льготы были для всех, и вдобавок у людей сохранилась свобода выбора.

Проблемы с исполнением закона возникли по вине тех, кто проводил его в жизнь – многие звенья исполнительной власти, и не только в регионах, действовали откровенно неумело. Я надеюсь, урок пошел на пользу, и для власти – все усвоили, как важно тщательно планировать такие масштабные преобразования, и для общества – мы расстались с иллюзией об эффективности натуральных льгот, о том, что льгота лучше денег.

 

Работа над проектом бюджета 2006 года была беспрецедентной по степени участия депутатов. Могло показаться, что в какой-то момент Госдума заменила собой правительство. В некоторых вопросах, таких, как создание Инвестиционного фонда, увеличение расходов на социальную сферу, депутаты действовали достаточно жестко. Вплоть до того, что разрабатывали конкретные программы инвестиций и находили источники доходов.

 

Работа над бюджетом была действительно "беспрецедентной", и это говорит о том, что Государственная Дума растет и развивается, и что "прецедент" теперь создан. В конце концов, формирование бюджета – одна из главных задач парламента. Высокая степень участия депутатов в бюджетной конкретике – не попытка подменить правительство, а усиление работы с правительством, усиление сотрудничества ветвей власти.

 

Одна из проблем – в регионах зачастую не хватает средств на реализацию социальных проектов. Кто здесь виноват, и в чем Вы видите выход из этой ситуации?

 

Во многих регионах денег на социальные проекты слишком мало. Пока существуют регионы-доноры и дотационные регионы, вторые будут получать подпитку за счет первых. Но так будет не вечно. Если мы будем проводить эффективную региональную политику, то через 10-12 лет у нас почти не останется дотационных регионов. Законы, которые реализуют принципы разграничения полномочий между уровнями власти, нацелены именно на это. Прирост сбора любого налога будет увеличивать бюджет региона, поскольку значительная часть этого прироста будет оставаться на территории. Самый надежный путь – прирост инвестиций в бедные регионы. Для этого есть объективные предпосылки. В бедных регионах достаточно рабочей силы, там дешевле аренда, дешевле недвижимость для производственных нужд и т.д.

Задача региональной власти – обеспечить необходимый инвестиционный климат. К сожалению, еще немало глав регионов видят свою задачу не столько в развитии своей экономики, сколько в борьбе за федеральные деньги. Были примеры полной административной несостоятельности губернаторов. В связи с этим не могу не отметить, что новый порядок избрания губернаторов с учетом позиции партийных организаций во многом гарантирует от подобных случайных людей во главе регионов.

 

Как вы относитесь к мнению некоторых критиков о том, что сначала – подъем экономики, потом – решение социальных проблем? Иначе, мол, все съест инфляция...

Это маскировка другой идеи: ничего не делать, ничего не менять. Но пусть те, кто уверяет, что социальные проблемы можно отложить на потом, спросят у себя: как можно поднимать экономику, не решая социальных проблем?

Другое дело, что многие годы мы могли лишь в очень малой степени позволить себе уделять внимание социальным проблемам общества. Но когда это стало возможно, какие мотивы можно измыслить против решения социальных проблем? Инфляция? Но нас пугали инфляцией и при обсуждении Инвестиционного фонда. Повышение расходов на социальные нужды и сдерживание инфляции – две стороны одной задачи. Эта задача заключается в повышении качества жизни, в повышении благосостояния граждан. Она требует "ручного управления", тонкой наладки, но это не теория, это делается.

Вообще, в отрыве от решения задач социального характера экономический рост становится бессмысленным.  

 

"Единая Россия" довольно успешно участвует в выдвижении кандидатов на выборные должности различных уровней. Избирательные кампании последнего времени свидетельствуют о доверии россиян. В 47 регионах партия имеет более 50% депутатских мандатов, еще в 14 парламентах у нее квалифицированное большинство голосов. Многие выдвиженцы и члены "ЕР" стали губернаторами. То есть, партия парламентского большинства превращается в партию власти. Эта ситуация что-то меняет внутри самой партии и в ее парламентской деятельности?

Наши оппоненты давно называют нас "партией власти", и сегодня у нас есть все возможности, чтобы ею быть. При этом мы не устаем подчеркивать, что мы партия поддержки президента. Я считаю сложившийся политический расклад большой удачей для России. Еще слишком свежи воспоминания о том, что бывает, когда президент и парламент пребывают в постоянном конфликте. Вместе с тем, мы не стремимся к политической монополии, нам не нужно воспроизводство КПСС. Цифры, приведенные в вашем вопросе, говорят о том, что оппозиционные партии отнюдь не вытеснены. Более того, они и не могут быть вытеснены. Ни один законодательный орган у нас не может быть однопартийным по закону.

 

Губернаторами и главами местных администраций все чаще становятся люди, поддержанные "Единой Россией". Сможет ли партия объективно реагировать на возможные ошибки и просчеты в их работе, избежать известного парадокса "плохонький, но свой"?

"Все чаще" – не означает "всегда". А то, что люди, поддержанные "Единой Россией" действительно все чаще становятся главами администраций – это ведь отражение умонастроений общества, не так ли? Какой партии избиратель верит и отдает голоса на выборах? "Единой России". Почему он это делает? Потому что убедился, что мы партия здравого смысла и ответственности, что наше слово не расходится с делом. Наконец, что мы, подобно врачам, исповедуем принцип "не навреди".

Что же касается принципа "плохонький, да свой", - скажу прямо: при объеме нашего кадрового резерва данный принцип для нас совершенно не актуален.

 

Внутри партии идут сложные процессы становления, поисков алгоритма единого действия. В минувшем году центру пришлось разрешать конфликты в нескольких региональных организациях. В чем причина?

Собственно, в вашем вопросе содержится и ответ. В партии действительно идут поиски, идет дискуссия. Конфликтов не бывает (во всяком случае, они не выходят на поверхность) только в партиях тоталитарного типа, а "Единая Россия" - партия демократического типа.


Rambler's Top100