Какова возможная судьба нынешнего правительства? Будет ли следующее правительство партийным? Об этом - в интервью Бориса Грызлова ГАЗЕТЕ.
Версия для печати

Прямая речь

"Жажда потрясений ничего хорошего не несет"

Спикер Госдумы Борис Грызлов считает, что социальные и экономические проблемы России не носят катастрофического характера, и призывает представителей "политического класса" обойтись без громких заявлений. Какова возможная судьба нынешнего правительства? Будет ли следующее правительство партийным? Об этом - в интервью Бориса Грызлова ГАЗЕТЕ.
'В моду вошел некий катастрофизм'

- Не так давно вы заявили: «Мы живем лучше, чем нам кажется». Ваша точка зрения не изменилась?
- Некоторые политики и журналисты бурно отреагировали на такую формулировку. И тем не менее я готов эту фразу повторить. Возьмите хотя бы показатели потребительского рынка - они говорят о росте спроса и доходов.
В последнее время у части российского «политического класса» в моду вошел некий катастрофизм: предвещаются разного рода социальные и экономические беды, говорится о том, что страна идет не туда, что перспектив нет и так далее. Думаю, эти оценки очень далеки от реальности. Проблемы российской экономики и социальной сферы известны и серьезны, но они объективно не носят катастрофического характера. А вот субъективные заявления и проявившаяся у некоторых политиков жажда потрясений ничего хорошего не несут. Может быть, таково свойство политиков: им необходимы ситуации, в которых они могут себя проявить. Но надеюсь, что ответственность перед обществом заставит наиболее ответственную часть «политического класса» спокойно и взвешенно решать существующие проблемы и задачи, не сбиваясь на громкие заявления.

- Мэр Москвы Юрий Лужков назвал недавно ситуацию в стране революционной и заявил, что Госдума ничего не делает для реальной экономики и социальной защиты граждан.
- Мы уважаем точку зрения Юрия Михайловича. Она часто отличается критичностью к состоянию дел в стране. Мы всегда внимательно прислушивались к нему, учитывая его огромный управленческий опыт. Юрий Михайлович - один из руководителей «Единой России». Однако говорить о том, что в стране революционная ситуация и что Дума ничего не сделала для реального сектора экономики, производства и социальной защиты граждан, я бы не стал. Да, идет сложная реформа социальной сферы, но государство не устраняется от этой функции. Оно лишь меняет подходы, добиваясь прозрачности и ясности. Законодательство, включая вопросы социального обеспечения, будет развиваться, подстраиваться под требования и запросы людей. И Юрий Михайлович вносит свой конструктивный вклад в эту работу. Ситуация в Москве говорит о том, что при правильном подходе к мерам социальной защиты, к их грамотной пропаганде все можно делать вполне успешно.

То же касается и налоговой реформы. С этого года значительно снижен размер социального налога, что привело к дефициту социальных фондов. Но заметьте, это плановый дефицит, который прогнозировался и на который государство сознательно пошло. Пошло, чтобы освободить ресурсы предприятий и граждан, чтобы одни могли тратить больше на производство и инвестиции, а другие - на потребление, которое тоже должно подстегивать производство. Давайте подождем хотя бы до середины года и сделаем выводы.

'Ответственность министров персональна'

- Сегодня в Госдуме пройдут парламентские слушания по итогам реализации 122-го закона, более известного как закон о льготных выплатах. А в начале апреля истекает 'испытательный' срок, данный Думой правительству в целом и отдельным министрам в частности. Примет ли Госдума какие-то жесткие решения и какие именно?
- Многие депутаты высказываются весьма критично и, хочу подчеркнуть, имеют на это полное право как представители своих избирателей. Не буду предвосхищать выводы парламентских слушаний - именно по их результатам мы и примем решения. Что касается персоналий в правительстве, замечу: важно не то, кто находится на том или ином посту, а какая политика проводится, какая ведется работа и каковы результаты. Однако не хотелось бы исходить из принципа коллективной ответственности всего правительства. Мы знаем о многочисленных спорах, которые ведут члены правительства друг с другом, и о разнице подходов к отдельным вопросам. Поэтому и ответственность министров персональна, и любой другой подход я считаю неправильным.

«Все реформы упираются не только в вопрос, как их проводить, но и в вопрос, на какие деньги»

- Вы упомянули о проблемах и задачах, стоящих перед экономикой и социальной сферой страны. Нельзя ли поподробнее?..
- Это снижение темпов роста реального сектора экономики; рост цен, заставивший пересмотреть прогнозы по инфляции; проблемы инфраструктурных отраслей - ЖКХ, здравоохранения, образования. Остается непонятной позиция экономического блока правительства по вопросу о росте МРОТ и оплаты труда вообще. Не будет открытием, что эти проблемы тесно сплетены друг с другом и все реформы упираются не только в вопрос, как их проводить, но и в вопрос, на какие деньги. В принципе, существуют два способа решения проблем инфраструктуры. Первый - возложить все расходы на федеральный, региональные и муниципальные бюджеты. Это способ нерыночный, в значительной степени советский, чреватый очень непрозрачными взаимоотношениями между заказчиками и исполнителями. Неважно, какие это взаимоотношения - ЖЭКов и ДЕЗов с жильцами, врачей и медицинских учреждений с пациентами или вузов со студентами. И есть второй способ - снижая налоги, дать больше средств населению, чтобы оно само оплачивало, покупало то, что ему необходимо. Но это нельзя сделать разом, без учета социальных последствий.

Такой подход некоторые коллеги называют социальным консерватизмом, вкладывая в это понятие необходимость проведения постепенных и осторожных реформ в приемлемых для большинства общества формах.

Мы ждем от правительства целостной и стройной программы действий. Пока ее нет, и впервые обсужденная еще в декабре среднесрочная программа зависла, раскритикованная не только общественностью, но и председателем правительства Михаилом Фрадковым. Это беспокоит депутатов Госдумы и партию «Единая Россия» как партию парламентского большинства.

- Мы видим постоянные споры внутри правительства: снижать или не снижать НДС до 13%, можно ли тратить стабфонд на инвестиции или осуществлять их только в рамках федеральных целевых программ...
- Споры есть и должны быть в любом правительстве, но вестись при этом в рамках принятой программы. Кто с ней не согласен - пусть уходит. Но программа, повторяю, должна быть, причем максимально детализированная и не подвергающаяся неоднозначной трактовке.
Экономика ждет определенности, предсказуемости и четкого исполнения принятых решений. Поэтому по основным вопросам должны быть приняты политические решения.

'Я склоняюсь к мысли, что речь надо вести не о правительстве партии, а о правительстве программы'

- В связи с этим вновь хочется спросить вас о перспективах партийного правительства…
- Да, этот вопрос уже в течение двух лет активно обсуждается, и мне хотелось бы расставить здесь акценты. Партийное правительство - не цель, а одно из средств обеспечить прозрачность принимаемых управленческих решений и ответственность за них. Цель не в партийном правительстве, а в росте благосостояния страны и ее граждан. Если этой цели может достичь беспартийное, чисто профессиональное правительство - честь ему и хвала! Если нет, то партийное правительство само по себе не панацея. И иллюзий здесь быть не должно. Я все более склоняюсь к мысли, что надо вести речь не о правительстве партии, а о правительстве программы - программы, объясненной обществу, обсужденной в обществе и воспринятой большинством, которую правительство четко и последовательно реализует во взаимодействии с парламентом.
 
Газета "Газета"

Rambler's Top100